Быть или не быть метионину?

28 Март 2010
от
Быть или не быть метионину?

Проведенное не так давно интересное исследование показало, что для продления жизни важна не только суммарная калорийность пищи, но и ее состав. При одной и той же (разумно низкой) суммарной калорийности пища, в которой основную часть калорий дают белки и жиры, продлевает жизнь больше, чем пища, в которой основную часть калорий дают сахара, то есть углеводы. При выборе между жирами и белками в борьбе за долголетие побеждают белки, а среди белков  -  те, которые богаче такой аминокислотой, как метионин.

Правда, все это было продемонстрировано в опытах на плодовой мушке-дрозофиле. Это крохотное существо удобно для таких экспериментов, потому что жизнь такой мушки очень коротка и на ней легче заметить, увеличился ее срок или нет. Причем эти наблюдения можно вести сразу на большом числе мушек, чтобы вывод был статистически надежен. Понятно, что на людях такие эксперименты провести практически невозможно.

И тогда возникает вопрос: а можно ли переносить на людей результаты, полученные в ходе эксперимента на плодовых мушках? Ведь это дело ответственное. Порекомендуешь людям есть побольше красного мяса, рыбы, фасоли, яиц, чеснока, лука, йогуртов и всего прочего, где обильно представлен метионин, а через тридцать-сорок лет окажется, что они прожили меньше, чем те, кто, напротив, избегал его.

К сожалению, таких безответственных рекомендаций в области диеты людей все еще очень много. То и дело со скоростью степного пожара распространяется очередная диетическая мода, а потом, глядишь, ее уже сменяет другая, едва ли не прямо противоположная. И если в них есть что-то общее, так это одинаково решительное нарушение естественного баланса пищи, к которому человеческий организм привык за много тысяч лет своей истории.

При этом большая часть таких рекомендаций базируется как раз на экспериментах, проведенных на дрозофилах, мышах, крысах и всяких прочих «моделях», как называют биологи животных и насекомых, на которых изучают вопросы человеческого здоровья.

Нет, это не значит, конечно, будто результаты всех этих исследований лишены практического значения. Напротив, именно на «моделях» получено огромное число практических выводов, имеющих фундаментальное значение для человека во всех областях его здоровья и его болезней. Проблемы начинаются там, где кончается серьезная наука с ее строгими критериями достоверности, проверки, контроля и  -  бескорыстием.

Возвращаясь к долголетию, диете и метионину, заметим, что исследователи, изучавшие связь этих факторов на дрозофилах, вполне сознавали ответственность любых диетических рекомендаций, основанных на «модельных» экспериментах, и потому сами задавались вопросом: «А можно ли переносить выводы относительно метионина с дрозофил на человека?» И отвечали: «В пользу такой возможности говорят два соображения.

 Во-первых, снижение калорийности пищи благотворно влияет на долголетие многих самых разных биологических видов  -  от дрожжей до обезьян, что говорит об определенном сходстве и подобии этого механизма. Во-вторых, хотя человеческий геном имеет примерно в четыре раза больше генов, чем геном плодовой мушки, но многим из них уже найдены соответствующие гены мушки. Это говорит о том, что многие базовые биологические закономерности жизни дрозофил могут иметь параллели в биологических закономерностях человеческого организма».

Сказано осторожно и, оказывается, прозорливо. Ибо не прошло и нескольких недель после публикации результатов вышеозначенного исследования, как в журнале Current Alzheimer Research появилось сообщение группы исследователей во главе с профессором фармакологии Доменико Пратико из Медицинской школы университета Темпл (США), в котором на основании экспериментов на другой «модели»  -  мышиной  -  сделан прямо противоположный вывод: пища, богатая метионином, опасна, так как способствует возникновению болезни Альцгеймера.

К этому эксперименту американские ученые пришли, размышляя над двумя ранее установленными фактами. С одной стороны, было известно, что избыток метионина в организме перерабатывается в другую аминокислоту  -  гомоцистеин. А с другой  -  было замечено, что избыток гомоцистеина в крови зачастую сопровождается слабоумием. Пратико, специализировавшийся на изучении болезни Альцгеймера, знал, что именно это заболевание является одной из важнейших причин старческого слабоумия.

Он предположил, что повышенное содержание гомоцистеина влияет на развитие болезни Альцгеймера и, соответственно, на появление слабоумия.

Чтобы проверить свою гипотезу, он воспользовался уже разработанными в науке методами и с их помощью собрал группу мышей, которые к семи месяцам проявляли начальные признаки «мышиного Альцгеймера»  -  плохую ориентацию в специальном лабиринте, плохое запоминание и т. п. Этих мышей он разбил на две подгруппы. Одной подгруппе на протяжении восьми месяцев Пратико давал обычную пищу, а другой  -  пищу, чрезмерно богатую метионином, который преобразовывался в их организме в гомоцистеин.

В возрасте 15 месяцев (что у мышей соответствует примерно 70 годам человека) содержание гомоцистеина в крови мышей второй подгруппы оказалось действительно много выше, чем у мышей первой подгруппы. Одновременно у них наблюдалось явное ухудшение памяти и «интеллекта». Наконец, после вскрытия в их мозгу было найдено на 40 процентов больше амилоидных бляшек  -  клубков белковых молекул, покрывающих нейроны,  -  чем в мозгу мышей первой подгруппы. Поскольку эти бляшки считаются главным признаком и причиной болезни Альцгеймера, можно было заключить, что диета, чрезмерно богатая метионином, действительно вызвала у мышей ускоренное развитие этой болезни. Поскольку более быстрое развитие болезни Альцгеймера означает более раннюю смерть, приходится сделать вывод, что на долголетие мышей, в отличие от дрозофил, метионин оказывает отрицательное влияние.

Имея два столь противоречивых результата, разумнее всего было бы, думается, воздержаться от переноса любого из них на людей, иными словами  -  от каких-либо специальных рекомендаций относительно метионина.

 Вопрос «Быть или не быть метионину?» некорректен, потому что навязывает крайние решения. А крайности опасны. Вряд ли стоит видеть в метионине заветную «молекулу долголетия», но нельзя и отказываться от него полностью. Как подчеркивает сам Пратико: «Метионин является необходимой аминокислотой для человеческого организма, и отказ от него не предотвратит появление болезни Альцгеймера».

Общий же урок всей этой истории прост: не следует все-таки чрезмерно увлекаться любым «последним словом» диетологии.

Михаил ВАРТБУРГ

Если статья понравилась, поделитесь с друзьями:


Похожие статьи:

  1. Маркер болезни Альцгеймера – гормон лептин

4 Ответов к записи “ Быть или не быть метионину? ”

  1. admin на 8 Апрель 2010 из 15:27

    Пока нет )))

  2. Meriarty на 19 Апрель 2010 из 19:38

    Привет, скажите, какой плагин стоит, я так понимаю движек вордпресс, чтоб так облаго тегов стояло – это плагин какой, или сами правили ,сорри ,что не в тему, просто зашел по яндексу и увидел такую линковку, захотелось себе на блог так же сделать.

  3. admin на 20 Апрель 2010 из 22:54

    Да, движок вордпресс и облако стандартное – виджет. А вид зависит от темы )